Плёнка против цифры: второй раунд. Чем пленка лучше цифры


Ответы@Mail.Ru: Цифра или плёнка?

Чтож, вопрос сильный, фактически бьет по основам. Но нужно определиться по задачам которые предстоит решить. Итак.

ПЛЕНКАлучше по параметрам разрешения и динамического диапазона (т. е. передача полутонов на свету и в тенях) : 1) ее мелкие элементы серебра гораздо меньше фотоэлементов на матрице фотоаппарата, 2) элементы пленки улавливают все цвета а фотоэлементы матрицы только 1 спектр цвета на элемент, 3) свойства пленки таковы что она может передать гораздо больше оттенков и полутонов чем фотоэлементы матрицы (таковы свойства аналоговой природы)4) пленку вы можете взять разных форматов: от 3х4 до 25х30, а уж последнее разрешение пока цифровикам недоступно.

Но есть несколько "но" ;-)

1) для того чтобы решить определенную задачу - нужна определенная пленка (светочувствительность, зернистость, цветность) . Даже для поездки в Сочи необходима пленка с компенсацией желтого цвета (у пленки отсутствует такое понятие как "баланс белого").2) для того чтобы выявить всё лучшее что возможно в пленке - необходимы точно смешанные растворы (это и пропорции химикатов, и определенное смешивание в определенном температурном режиме, и возможность отстоятся, и проявка пленки строго определенное время для определенной температуры раствора) , т. е. сложная технология построенная на личном опыте фотографа.3) ввиду всего этого - долгий и сложный процесс обработки.

ЦИФРАлучше для удобства использования и скорости получения результата1) мгновенный контроль результата2) несравненно большее количество кадров съемки (опять же - цели и задачи съемки, мы сравниваем модели до 30 т. р. )3) некоторые понятия прогнозирующие результат и сильно помогающие фотографу (например баланс белого - для того чтобы фотография не была синей на улице и жёлтой в помещении)

Но есть несколько "но" ;-)1) ввиду удобства появляется соблазн фотографировать все подряд - типа потом разберу2) многие считают куплю зеркалку и стану фотографом, забывая что кадр создается в голове до нажатия на кнопку

и очень важные но:Качество снимка в цифре, так же как и в пленке зависит от:МАТРИЦА - разрешение и технологии использованияОБЪЕКТИВ - светосила (влияет на четкость и глубину фотографий)линейное разрешение (количество мелких деталей которые он может взять)скорость срабатывания элементов настройки (так называемый лаг срабатывания)

ИЗ ВСЕГО ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО следует:-- пленка хороша если вы полностью контролируете процесс проявки и хранения - тогда вы сможете взять все богатство пленки которое она позволяет. Поэтому чаще ее сейчас берут для съемки уникальных, творческих и рекламных задач.-- цифра хороша для репортажных, любительских и частных задач. Поэтому она для тех кому нужна оперативность и (главное) чистота без сложных заморочек с химикатами.

возможно и комбинирование разных технологий, но повторю - для решения разных задач требуются разные подходы

осталось определить что нужно именно Вам ;-)

otvet.mail.ru

| Извечный вопрос: плёнка или цифра? Kaddr.com

В последние годы споры вокруг этого риторического вопроса, долгое время стоявшего наряду со спорами «Что лучше — Canon или Nikon», постепенно затихают. Свет увидело множество новых цифровых фотокамер, которые превосходят плёночные по всем параметрам — и по разрешающей способности, и по шумности, и по быстроте реакции, и по множеству других характеристик.

Но сколько людей, столько и мнений. В мире всё равно существует некая категория преданных плёнке поклонников, непоколебимо верящих в её качество, которого нельзя достичь никакой цифрой.

Объективно оценивать различия плёночной и цифровой фотографии очень сложно. Поэтому предлагаю пройтись по основным пунктам:

Разрешающая способность

Как известно, цифровое изображение состоит из множества мельчайших частиц — пикселей, которые являются светочувствительными элементами на матрице фотоаппарата. Современные фотоаппараты обычно имеют матрицу размером от 10 до 35 миллионов пикселей. Соответственно, детализация полученных снимков у них на высоте.

В плёночных аппаратах (рассматриваем 35 мм плёнку) можно достичь максимальных значений разрешающей способности примерно на уровне 8-12 миллионов пикселей. Это обусловлено свойствами получения изображения плёночными фотокамерами: когда на плёнку попадает свет, начинается фотохимическая реакция — изображение на плёнке получается путём изменения прозрачности частей плёнки при помощи так называемого «зерна». Чем мельче «зерно», тем больше детализация снимка, но и тем больше требуется света, чтобы сделать снимок. Это не всегда представляется возможным. 

Динамический диапазон

Динамический диапазон определяет разницу между самыми тёмными и самыми светлыми частями фотоснимка. Чем шире он будет, тем более качественное изображение мы можем получить на выходе (без «выбитого» неба или непроглядных теней).

До последнего времени плёнка выигрывала по максимально возможным ступеням экспозиции у цифры.  Низкоконтрастные плёнки давали возможность получить до 11 ступеней экспозиции. С появлением  продвинутых матриц у цифровых фотоаппаратов удалось нарастить их число до 16. Это даёт возможность хорошо работать в сложных условиях съемки или с контровым освещением.

Удобство использования

Пожалуй, основным преимуществом цифровых фотоаппаратов является возможность мгновенного просмотра отснятых изображений с последующей коррекцией экспозиции.

На плёнке, особенно в неопытных руках, часто получается, что часть кадров недодержана, часть передержана, а на остальных прилично снято совсем не то, что хотелось бы.

Немаловажен также вопрос количества отснятого материала — современные накопители информации позволяют сделать на цифровую камеру множество кадров, тогда как плёночные обычно ограничиваются 36 кадрами дорогостоящей фотоплёнки.

Скорость обработки фотографий

Здесь преимущество тоже целиком на стороне цифры. В некоторых случаях достаточно лишь подключиться к компьютеру, чтобы сбросить фотографии, с которыми можно потом делать всё, что душе угодно — и обрабатывать, и отправлять друзьям через Интернет, и публиковать их на различных сайтах. Хотя технологии уже давно дошли до того, чтобы можно было сбрасывать фотографии сразу с фотоаппарата на принтер при помощи беспроводных подключений и тут же печатать фото.

С плёнкой дела обстоят намного сложнее. Можно, конечно, воспользоваться услугами профессиональных фотолабораторий, но истинные патриоты всегда проявляли плёнку сами. В подробности вдаваться не будем, но отметим, что для этого им требовалась куча реактивов, оборудования и потраченного времени.

Эстетическая составляющая

Пожалуй, здесь преимущество за плёнкой. Многие получают искреннее удовольствие от самого процесса фотографирования и последующей проявки отснятого материала. Плюс каждая плёнка имеет свою отличительную черту, которую сложно передать словами. Её нужно увидеть.

Цифра в этом плане более бездушна.

Резюме

От себя хочу отметить, что сравнение плёнки и цифры не корректно.

Плёнка была разработана для своего времени. В наше время технологии изменились и выросли как качественно, так и в плане различных спецэффектов.

При помощи плёнки можно создать шедевр. Существуют плёнки для различных жанров съемки, которые по-разному передают цвета и настроение. Но определяется всё это ещё на этапе создания эмульсий.

Цифровое фото показывает картинку такой, какая она есть на самом деле. И мы имеем возможность выбора, что дальше делать с фотографией — оставить её, как есть, или серьезно обработать.

Таким образом, напрашивается вывод — цифровое фото позволило делать со снимком то, что раньше было дано лишь профессионалам. Ведь правильно обращаться с плёнкой дано далеко не каждому.

kaddr.com

Плёнка или цифра?: akry

Вдохновлено вопросом Julia_mur.

«Какой фотоаппарат брать — плёночный или цифровой?». Этот вопрос мне задают сейчас редко, но ответ на него всё равно интересен.

В подавляющем большинстве случаев я рекомендую цифру. Почему? Потому что у плёнки для любительской съёмки очень мало преимуществ.

Преимущества плёнки перед цифрой в любительской и профессиональной съёмке:

  • (проф.) Выше качество. В первую очередь в дорогих средне- и форматных камерах, при использовании хорошей профессиональной плёнки или пластин. Разумеется если мы сравниваем обычный мелкоформатный плёночный фотоаппарат с хорошей профессиональной цифрой, цифра будет много лучше. Не буду вдаваться в детали, в каких именно аспектах качество лучше — такими сравнениями полон Интернет. Просто поверьте на слово.
  • (проф.) Есть возможности для  креативной обработки при проявке и печати. Ну, этим уж точно далеко не все будут заниматься. К тому же цифру (или сканированную плёнку) можно креативно обрабатывать на компьютере. Или распечатать и обрабатывать хоть маслянными красками. Что я иногда делаю. Так что это преимущество условно и специфично.
  • (проф.) Форматные плёночные камеры дешевле, чем форматные цифровые камеры. Да, это преимущество. Посмотрите цены на Sinar и выпейте валидол.
  • (проф.) Есть ощущение «крутости», когда снимаешь на пластины.
  • (проф., люб.) В сложных условиях легче найти плёночную камеру, которая выживет, чем цифровую. Пример — вы легчайше купите одноразовый плёночный фотик для подводной съёмки за небольшие деньги. Про цифру за такую сумму даже и не мечтайте. Есть полностью механические плёночные камеры, которым не нужны батареи — это иногда очень важно. В целом плёночные камеры более надёжны на морозе (или я уже отстал от жизни?).
  • (люб.) Любительские плёночные камеры сильно дешевле.

akry.livejournal.com

Плёнка против цифры: второй раунд

Мнение о том, что плёнка — это неудобно и дорого уже давно укоренилось в массах. Но всё ли так однозначно? Давайте считать.

Кому оно надо?

В 21-м веке вопрос о тиражировании уже не стоит так остро, как раньше. Он вообще не стоит. Нужен тысячный тираж книги? Пожалуйста! Есть множество типографий. Нужен тысячный тираж фотографии? Не вопрос — фотолаборатории напечатают, сколько понадобится. На этом фоне многие, и я в том числе, стали подумывать о растворении искусства фотографии в серой массе безликих снимков. Но на самом деле всё совсем не так. Картины Рубенса или Шишкина в своё время перерисовывали и художники, и гравёры, и фотографы тоже делали с них репродукции. Но они лишь делали эти произведения доступными, а сами картины так и оставались — картинами Рубенса и Шишкина, совсем не теряя своей ценности.

Таким образом становится совершенно очевидно, что главное — не тиражность, а идея. Снимок, в котором чувствуется трение души художника о реальность, останется в памяти ценителей искусства. Кадр семейной фотохроники тоже останется, но в семейном альбоме.

Отсюда вытекает вопрос о выборе техники съёмки. Для частных нужд вполне достаточно снимка 9х12, пусть 18х24 см. Чтобы воспроизвести его в полиграфическом качестве с цифрового носителя, достаточно иметь фотоаппарат с шестимегапиксельной матрицей. С едва заметной глазу потерей чёткости кадр размером 2000х3000 точек можно вывести и на больший формат — 30х40. С этой отметки художественный снимок обычно только начинается, поэтому большие любители, простите за тавтологию, любят большие форматы — на них уже виден объём и детали. Навстречу им идут производители цифровой техники, предлагая матрицы на 10, 12, 16 и больше мегапикселей. Почему же при всём этом плёнка до сих пор жива?

Сосчитаем кадры и пикселы

Можно снимать на плёнку, а затем сканировать негатив (или слайд) — и дальше обрабатывать уже в цифре. Современные сканеры умеют «видеть» очень мелкие точки — до 4800 на дюйм (12 тыс. на см.) и даже мельче. При размере 24х36 мм обычного кадра самой банальной плёнки 135-го типа (35 мм) получается кадр 4500х6800 точек, то есть под 30 миллионов пикселов! То есть цифровую камеру с такой матрицей по разумной цене даже при всей мощи современного научно-технического прогресса придётся ждать ещё долго. А может, её и не будет никогда? И правда, массово выпускать таких монстров не имеет смысла: как объяснить рядовому покупателю, зачем ему такие потрясающие характеристики, если он никогда не будет пользоваться даже сотой их частью?

А теперь давайте считать. Предположим, я — рядовой фотолюбитель, снимающий по кадру каждый день. В год — 365 кадров. Предположим, я использую простую и недорогую плёнку чувствительностью 200 ед. на 24 кадра. В год мне нужно 365/24 грубо — 15 бобин плёнки. Пусть по 25 грн за штуку — это 375 грн. Нормальный плёночный фотоаппарат-автомат вроде Никона F65 можно взять с рук дешевле 1000 грн. Сканер со слайд-модулем, пусть и не самый лучший, но до тысячи тоже можно найти.

Немаловажный момент — время. Фотоаппарат — штука не вечная (особенно современные), поэтому иногда его нужно менять. Цифровой — уж точно раз в десять лет (а то и чаще!). А за десятилетие в случае плёнки мне нужно будет 3750 грн на плёнку, 1000 — на аппарат, 1000 — на сканер. Итого — почти 6000 грн. Примерно столько же обойдётся беззеркальный Никон или, например D3100. 12-мегапиксельная матрица с возможностью повысить чувствительность до 12800 ед, пожертвовав шумом изображения. Да, удобнее в смысле функционала, плёнку не нужно перезаряжать, носить на проявку. Но выше самой себя эта камера всё равно не прыгнет. И увеличивать картинку на всю стену всё равно придётся с потерями.

Есть и другие нюансы. Для фотохудожника, не снимающего репортажи, не важно быстро сменить баланс белого (на плёнке это делается только при обработке) или чувствительность, а вот включить в кадр Солнце или его яркое отражение — да. После таких съёмок цифровая матрица рискует обзавестись «горячими» пикселами, а увидеть потом звёздное небо на чёрной стене — штука не из самых радостных.

Что получается?

По деньгам хорошая цифра мало отличается от плёнки, но даёт ряд преимуществ в работе. Если мне хочется скорострельности — тут лучше подойдёт цифра. Если эксперимента и перспектив — плёнка. Откуда у плёнки перспективы? Так ведь я ещё не вспомнил о среднем формате! После всего вышесказанного представьте, что кадр получился физически 6х6 см, а после сканирования — 11000 точек по каждой стороне, 120 мегапикселов… Сразу вспоминается Hasselblad, а ещё — его стоимость. А если фотограф пожертвует автофокусом, то сможет найти очень недорогую среднеформатную камеру — и у него в руках уже настоящий инструмент для творчества.

x32.dotogo.ru

Цифра vs. плёнка. Февральские тезисы

Недавно, на одном из форумов развернулась интересная дискуссия о том, что лучше, цифра или пленка. Тема не нова, а цифра уже давно и навсегда потеснила пленку. Однако, некоторые факты заставляют задуматься, что предпочтительней на сегодняшний день и для каких целей.

Дискуссия была сумбурная, участники перескакивали с темы на тему, однако в этом обсуждении были интересные и очень точные мысли. Я взял на себя труд расшифровать, отредактировать и несколько дополнить выборочные моменты дискуссии. Они не представляют из себя связного текста, поэтому – тезисы. Возможно, некоторым эти тезисы будут полезны. Если у кого-то возникнут вопросы, то можно тезисы и обсудить.

Заблуждение: Снимок на 135 пленку никогда не способен конкурировать со снимком на 120 пленку. Снимок цифровой камеры с кропом 1,6 способен заменить СФ, при определенных условиях.

По делу: В плёнке всё конечно так: больше формат носителя – больше формат отпечатка. Сама плёнка – одинаковая по качеству. А в цифре – нет так. Разница технологий изготовления матриц для узкого и среднего формата – приводит к тому, что цифровой СФ намного лучше цифрового ФФ 36х24. Разница гораздо заметнее, чем между плёночным СФ и плёночным ФФ 36х24.

Можно смело утверждать: в плёнке – и фотоаппарат 24х36 – это фотоаппарат “для качества”, а увеличение формата носителя – увеличивает формат отпечатка.В цифре же – 24х36 (и кроп тоже) – это фотоаппарат для скорости! Всё более очевидно, что они под качество не заточены, и тенденция, к сожалению, обратная – не будут узкий формат затачивать под качество.

Заблуждение: Пленочная картинка на мониторе «мыльная». Резкость есть, но она «не настоящая». Цифровая картинка резкая и четкая (при условии хорошей оптики), но даже с простого КИТа «уделывает» пленочную.

По делу: Цифровая картинка на мониторе с общей детализацией ~2Мп – резкая. А в печати, да еще большим форматом будет жесткой. Глаз такой картинкой приедается быстро. Есть «вау» эффект, примерно, как и от впервые увиденного HDR. Однако довольно быстро приходит понимание, что такая резкость противоестественна глазу. Явление известное, в фотографии определяется как “сухо”, “жёстко”, “стеклянно”, “непластично”, “тонально недостаточно”…

Добавляют свой вклад современные разработчики объективов создавая «бритвеннорезкие» объективы ориентированные на цифровые камеры и на разглядывание картинки на мониторе. Про печать уже сказано выше.

Проблема в самой цифровой технике: структура носителя (сиречь – матрицы) – регулярна, размерность регулярности задается размером матрицы и количеством Мп, регулярность неизменна по всему полю кадра.

Особенности технологии предлагают следующий набор компонентов современной цифровой камеры: CMOS, толстый АА-фильтр, шумоподавитель (в камере, работающий всегда), избыточная резкость (для компенсации тональной недостаточности), высокие ISO, скорострельность, съемка видео, LiveView… Иначе говоря, набор предназначенный для сверхскоростной «выпечки» более-менее удовлетворительного JPEG, а не под качество картинки. И да, RAW проблемы не решает. Ибо все, что может быть испорчено при съемке, испорчено в момент регистрации кадра на матрице.

Где нужна скорость? В репортаже. Для того же репортажа нужен быстрый аккуратный JPEG. Для кого нужно видео в фотокамере? Для широких масс любителей. Отсюда следует прямой мостик – CMOS. На сегодняшний день еще не существует технологии способной предложить другое решение. Иначе, современная цифровая фотоиндустрия узкого формата легла под внутрекамерный JPEG. Даже в топовых профессиональных камерах, ибо их суть узко-репортажная – некогда возится с обработкой RAW – готовый кадра (в JPEG) должен быть в редакции максимально быстро.

Цифровая узкоформатная картинка – пластилин – это не резкость с детализацией. Пластилин – это тональная недостаточность цифры. Неисправимая до конца, по крайней мере пока. А у плёнки, даже у кусочка плёнки 36х24мм, даже отсканенного 4000 dpi на приборе класса SOHO (типа Nikon 5000) и распечатанного затем на струйнике, в картинку 30х20см – есть тональная избыточность. Скажем, снимаем камешки, на пленке поверхность камешков – естественная, с фактурой. А на цифре – было бы “стекло”, т.е. неестественная вылизанная гладкая поверхность без полутонов и фактуры.

Заметно лучше – дела обстоят у CCD-матриц без фильтра. Ибо делают такие камеры – для качества, а не для скорости. Но всё равно – до плёнки, которая естественна сама по себе, без танцев с бубном – не дотягивается. Не дотягивается по естествености изображения, а не по разрешению! – разрешение цифровой СФ – уже превосходит плёночный СФ, без всяких цифропанорам.

Кстати, мы фактически наблюдаем примерно следующую картину в цифроиндустрии: там где раньше пользовали слайд – нынче используют CCD, там где раньше использовали негатив – нынче всё чаще пользуют CMOS.

Разделение труда. В репортажках – CMOS с фильтром, и это хорошо. В камерах для качества – CCD без фильтра, и это тоже хорошо.

Leica M9 – единственный нормальный цифровой узкоформатный фотоаппарат из ныне существующих. Примененная матрица (CCD) гораздо лучше, чем матрицы у Canon/Nikon. Однако, нужно быть очень внимательным к экспонометрии: многие ошибки фотографов, которые прощает CMOS, СCD не прощает, потерянные светА не вернуть. Как вариант – недоэкспонировать кадр, а при обработке тени «тянуться» лучше, чем светА.

Классическое ч/б – это самодостаточный мир. С большим набором вариантов плёнок, вариантов проявок, вариантов печати, и их рекомбинаций. К счастью – когда цвет, являющийся излишним стимулятором зрения при разборе вопросов качества изображения, перестаёт мешать/отвлекать от анализа – то ещё очевиднее становится, что ч/б цифра хужее ч/б плёнки даже сильнее, чем при сравнении в цвете. Хуже именно по передаче полутонов. Да, ещё – с кремния изображение “сероватое” всю дорогу, недостаточно чёрно-белое.

P.S. Если интересен источник, то это club.foto.ru. Полностью дискуссию можно найти там, это около 50 страниц немотивированных эмоций и лишь небольшая толика фактов, которые я и привел.

www.diarchy.ru

Глава 2. Пленка или цифра?

Трудно заподозрить меня в изначальной детской привязанности к цифровым технологиям, поскольку занимаюсь фотографией около шести десятилетий. Некоторые молодые (в сравнение со мной) коллеги считают, что высокохудожественная фотография достижима только через пленку, а о «цифре» отзываются пренебрежительно. (С возрастом люди становятся консервативнее. Однако, некоторые слишком торопятся. Жизнь кончается не «до того», а «после».)

Признаюсь, когда работал научным сотрудником Государственного оптического института им. С.И. Вавилова (это учреждение было головной фирмой отечественной фотоотрасли), то перспективы цифровой фотографии воспринимал скептически. Но когда информационная емкость матрицы стала приближаться к миллиону пиксел, решительно оставил привычную технику.

Почему? Фотоэмульсионная фотография очень затратна: пленка разной цвето- и свето-чувствительности, фотобумага разной контрастности, прорва химреактивов… Все это нужно добыть. Проявочные бачки (двух форматов), фотоувеличители, оптические фильтры, дополняющие и заменяющие конденсор, быстро выгорающие неактиничные светофильтры фотофонарей, пинцеты, кюветы, промывочные ванны (умудренные печальным опытом знают, какие последствия влечет за собой их переполнение).

А главный недостаток старой технологии в том, что на лабораторию уходит около 95% рабочего времени (!). Что остается на съемку? Причем от момента съемки до возможности увидеть, что же у тебя вышло, проходили иногда месяцы. Цифровое фото позволяет оценить результат мгновенно. Неудавшиеся кадры легко стереть, освободив место для следующих попыток.

Емкость современных карт памяти огромна, тогда как самые хитроумные умельцы закручивали в кассету максимум сорок кадров. И нет нужды перезаряжать аппарат другой пленкой, достаточно переключить опцию.

А главное ‑ не нужно дышать испарениями растворов в темной комнате.

И еще одно чрезвычайно важное преимущество – кадр в цифровой камере можно наблюдать на встроенном мониторчике двумя глазами, при этом композиция изображения оценивается гораздо вернее, нежели при визировании через окуляр одним глазом.

А потери?

Они очевидны.

В старых пленочных камерах все процессы управления осуществлялись пятью органами, в связи с чем, эти процедуры становились рефлекторными. Причем каждый орган управлял формой изображения.

1. Устанавливая длинную или короткую выдержку, получали смазанное или, напротив, «застывшее» изображение (например. водяной струи).

2. Вращая фокусировочное кольцо, выбирали тот объект, который хотели сделать резким, вычленив его из массы других объектов.

3. Меняя диафрагму, управляли глубиной резкости.

4. Сдвигая в ту или другую сторону кольцо зумирования на объективе, выбирали нужное фокусное расстояние.

5. Спусковой кнопкой вычленяли нужный момент развития сюжета.

(Упомяну еще о курке взведения затвора, которым одновременно перематывалась пленка, и барабан возвратной перемотки отснятой пленки обратно в кассету [им же отпиралась задняя крышка аппарата] и кнопку, запирающую байонет объектива. Но к съемке эти органы отношения не имеют.)

В цифровых камерах мы сталкиваемся с двумя десятками кнопок, а их функции меняются в зависимости от выбранной опции. Допустим, вы добились того, что функции управления осуществляются вами рефлекторно. Но в следующей модели будут другие кнопки, или они окажутся в другом месте, и все ваши навыки – псу под хвост.

Настройки старых камер осуществлялись на ходу, а для смены режима цифровой камеры надо прекращать съемку и начинать перелистывать меню.

Самое плохое – в старых камерах от момента нажатия на спуск до срабатывания затвора проходило 15-25 миллисекунд, что позволяло снимать быстрые процессы. Я работал в балете и в цирке, а также фотографировал спорт, и знаю, что говорю. Лаг, то есть задержка срабатывания затвора (даже если он виртуальный) в цифровых камерах настолько больше, что фотограф вынужден давить на спусковую кнопку наобум, а отчаявшиеся включают режим «пулеметной» съемки, не подозревая, что раньше нам была доступна возможность снимать «не вообще», а то, что надо. Сложности возникали не по причине моей неспособности, а из-за внешних обстоятельств: например, потому что танцующие не были достаточно синхронны. Во всех же других случаях результат зависел от моего умения.

Это – из балетной классики: «Щелкунчик» на музыку Чайковского. А вот ‑ сцена из балета на музыку «Ленинградской симфонии» Шостаковича.

Танцевальную партитуру я знал назубок, и у меня уже было достаточно кадров этого двойного полета. Но тут увидел, что собирается взлететь третий солист. Потому и нажал на спуск.

Заблуждаются те, кто думает, будто автоматизация ускоряет съемку. Сейчас большинство уверено, что автофокусировка (AF) – оперативнее ручной наводки на резкость. Это – не так. Мы раньше могли снимать в мах крыла, в шаг ноги, сегодня это кажется невероятным. Перед вами галоп лошади:

Вы бы выбрали какой-нибудь из этих кадров? Вряд ли. Скачущая лошадь кажется нам распластанной по воздуху, как на картине Жерико «Скачки в Эпсоме».

Значит, главное – видеть движение и вовремя нажать на спуск.

Многие десятилетия назад я поспорил на эту тему с кинооператором-документалистом. Так вышло, что мы одновременно снимали одну и ту же балетную сцену. У него вышло примерно тоже, что с галопирующей лошадью, а мои кадры пошли в журналы и в рекламу.

Сегодня в проспектах лучших цифровых камер можно встретить информацию о лаге в 0,01 сек. Это было бы замечательно, но, вглядевшись, увидите там сноску, где самыми крохотными буквами добавлено ‑ «без учета времени настройки» (подразумевается фокусировка и кое-что еще).

Значит ли сказанное, что никаких надежд нет?

Отнюдь. Поскольку эта проблема суперактуальна, все фирмы нацелены на ее решение. Чтобы камеры срабатывали практически мгновенно, нужно обеспечить Частоту кадров на мониторе не менее 60 – 80 Hz, а с учетом чисто электронного запаздывания, связанного с темпом развертки изображения, ну, скажем, 100 Hz. Не вижу никаих препятствий. Сегодня частоты мониторов, перед которыми вы сидите, по-видимому, не меньше.

Выводы. Полагаю, что тот аппарат, который вы купили, или намерены купить, ‑ не последний. (Это раньше вещь покупалась на всю оставшуюся жизнь, теперь – другое время: автомобили уважающие себя персоны меняют через три года). Даже если вам немало лет, не воспринимайте свой возраст тупиком. Мне сейчас 77. Я уже одной ногой не с вами. Но свой последний фотоаппарат не люблю, и как только встречу то, что нужно, буду искать деньги на приобретение нового.

Вот мы и подобрались вплотную к вопросу: какой техникой обзаводиться?

Кстати, позволю себе терминологическое замечание. Многие считают, что «камера» ‑ это то, чем снимают «фильм». На самом деле «аппарат» и «камера» – слова-синонимы. Поэтому говорят «фотокамера» и «фотоаппарат», а также «кинокамера» и «киноаппарат», но только «видеокамера», потому что «видеоаппарат» звучит хуже из-за последовательной череды трех гласных «…еоа…»

Выскажу свой личный взгляд, с которым никто не обязан соглашаться. Но мое мнение выстрадано, а не возникло под влиянием большинства.

Много лет я был тем человеком, которому на стол попадали новейшие зарубежные (и, конечно, отечественные) разработки. И в мои обязанности входили их эксплуатациионные испытания. Я должен был обнаружить в изделиях те достоинства и недостатки, которые помогли бы определить пути развития. Начал я эту деятельность апологетом фирмы «Nikon». Но по мере того, как «въезжал» в проблему, мое мнение переменилось.

Вторая половина ХХ века была эпохой зеркалок. Это был их Золотой век. Мое отношение к ним можно назвать любовью. Но теперь ‑ другие времена.

Сегодня зеркалка перестала быть техническим идеалом. Она клацает зеркалом, диафрагмой и затвором. Обеспечить в ней минимальный лаг – сложно (потому они так дороги). Появление на рынке камер с неподвижным (полупрозрачным) зеркалом – их последняя конвульсия. В авангард выходят камеры с поворотным мониторчиком.

Замечу, что способы крепления поворотного экранчика-мониторчика могут быть разными. Фирма «Sony» упорно не желает понимать, что многие сюжеты – вертикальны, и поэтому в ее камерах монитор имеет всего одну степень свободы. На мой взгляд, это – ошибка (поэтому они в ней будут упорствовать).

Наличие поворотного мониторчика позволяет фотографировать, не ложась мордой на пол, из-за угла или через препятствия.

Выбирая для себя камеру, не поддавайтесь желанию иметь в ней «все». В ряде продвинутых моделей отсутствует лампа-вспышка (и слава богу; о подсветке сюжета ‑ отдельный разговор в 10й лекции).

Не так сложно встроить в камеру игральный автомат, плеер и т.д., но фотографировать от этого ни он, ни вы лучше не станете.

В качестве привлекательных свойств часто называют огромные информационные объемы кадрового пространства. Лично я пребываю в убеждении, что для большинства сюжетов нам за глаза и за уши достаточно иметь 1,5 – 2 мегапиксела. Ну, в крайнем случае – 4.

Кстати о пикселах. «Пиксел» ‑ существительное мужского рода и должен склоняться аналогично «вольту»: родительный – пиксел, дательный – пикселу, винительный – пиксел, творительный – пикселом, предложный – о пикселе; множественное число: именительный – пикселы, родительный – пиксел, дательный – пикселам, винительный ‑ пикселы, творительный – пикселами, предлолжный – о пикселах.

Каждый имеет право выбора, а потому я эту «пиксель» для себя зачеркнул и позабыл.

Возвращаюсь к теме. Если бы вы зарабатывали на хлеб съемкой групп, или рекламой, где действительно важны подробности, тогда иметь богатый пикселами кадр был бы существенно. Но при фотографировании с чисто эстетическими задачами, проработка мелких деталюшек – второстепенная проблема.

Еще одна особенность, о которой с энтузиазмом сообщают продавцы фототехники – большое кадровое окно (хотя «большая» светочувствительная матрица на самом деле представляет собой лишь половину кадра малоформатной пленочной фотокамеры).

Для справки: малоформатный кадр 24х36 мм, у многих компактных цифровых моделей он меньше чуть ли не в четыре раза.

Говоря о достоинствах большего (в сравнении с другими цифровыми камерами) кадра, подчеркивают снижение уровня шумов, возрастающих при выборе более высокой чувствительности.

А чувствительность матриц современных цифровых фотокамер достигает 6400 ед. ISO.

и простирается дальше, что позволяет фотографировать без подсветки в затемненных помещениях. Это ‑ важно, поскольку жизнь современного человека протекает по большей части не под открытым небом, а в интерьере.

В эмульсии фотопленки повышение чувствительности чревато ростом гранулярности, а в цифровом изображении возникают паразитные эффекты, которые часто называют «артефактами» (это по сути – «шумы»).

Однако, чрезмерно сокрушаться по поводу этих артефактов я бы не стал: они заметны только при изрядном увеличении, скажем, до формата «взрослого» рекламного плаката (да и то здесь возможна коррекция).

Лично я сам отдаю предпочтение камерам с миниатюрной матрицей вот еще по какой причине: чем больше кадр, тем массивнее сменные объективы. Причем зумобъектив миниатюрноформатной камеры перекрывает диапазон фокусных расстояний, который могут обеспечить два сменных объектива, предназначенных для зеркалок с большим кадром.

Конечно в эксплуатации удобнее обходиться единственным объективом, нежели менять их в процессе съемки. (В момент смены оптики чувствуешь себя особенно уязвимым: в двух руках три драгоценных инструмента: [камера и два объектива], плюс еще две лицевые и две тыльные крышки, да еще заглушка камеры [бывает такая погода, что оставлять камеру и объектив открытым пусть на мгновение, значит подвергать их риску], даже уронить куда-то в тартарары копеечную крышечку – большая неприятность, не говоря уже о драгоценных сменных объективах.)

Был период, когда я владел более чем десятком сменными объективами. Возможно, это повышает самооценку, но увеличивает дискомфорт.

Выбирать между пленкой и цифрой каждый должен сам. Если выберете пленку, вас ожидают хлопоты с ее проявкой, т.к. современные цветные эмульсии обрабатываются при высоких температурах, и делать это кустарно в домашних условиях не только сложно, но и опасно (эти растворы не полезны для здоровья).

Если же выберете цифру, никаких проблем у вас не возникнет.

Хранить негативы – тоже хлопотно. Печатать их дома более-менее доступно только, если вы готовы удовольствоваться черно-белыми снимками. Для получения цветных изображений вам придется отдавать негативы в чужие руки. Уберечь пленки от повреждений при этом нереально. На ваши претензии лаборант привычно ответит: «Так было».

Хранение цифровых записей – беспроблемно: их записывают в память домашнего компьютера. Чтобы напечатать картинку (если вы не обзавелись собственным принтером), достаточно отнести в ателье цифровую копию записи. Даже если там ее потеряют, это ‑ не катастрофа.

Сами видите, что эксплуатация цифровой техники выгоднее и в бытовом, и в эстетическом, и в утилитарно-меркантильном плане.

Единственное, что поканедостижимо для цифровой фотографии, это фотографирование быстро текущих событий. Об этом я уже говорил выше. Чтобы «ухватить» нужную фазу движения, снимая цифровой камерой, приходится давить на спуск с опережением, а это, согласитесь, еще труднее, чем заметить момент: для этого необходимо отчетливо представлять, что произойдет дальше, и обладать хорошей «боксерской» реакцией.

Владея навыком синхронной фокусировки и умением вовремя нажать на спуск, я промахивался редко. Но в тогда в руках у меня была заряженная фотопленкой механическая камера. Сейчас мне, слава богу, нет надобности снимать такие сюжеты. Говорю «слава богу», потому что с возрастом реакция замедляется, так что освоить задачу опережающего действия мне труднее…

За этим кадром я не бегал, а просто взял и снял его, сделав два дубля (второй оказался чуть хуже в мелочах).

Снимая цифровой камерой восьмикратно повторявшееся ритуальное приветствие (молодежная команда на соревнованиях при удачном ответе схлопывала ладошки), я так и не сумел запечатлеть этого мгновения.

Если вы решили все-таки выбрать пленочную технику, чувствую себя обязанным назвать лучшие старые механические фотокамеры. В первую очередь: «Canon F1», «Olympus OM1», «Pentax LX», «Nikon F1». Ресурс надежности у них таков, что они, скорее всего, послужат не только вам, но и вашим внукам.

Не верьте тому, кто скажет, что более поздние модификации – лучше. Так «Nikon F2» в разы уступает предшествующей модели, в частности, по величине лага.

Но есть проблема. Она состоит в том, что вам предстоит научиться осуществлять фокусировку вручную. Эту операцию необходимо довести до рефлекторного действия.

Проблема в том, что фокусировка зеркальной камеры – непрерывное действие. Изменение резкости ‑ заметно только пока крутишь фокусировочное кольцо. И стоит только остановить движение, как уже невозможно понять, можно ли добиться лучшей резкости? Оптимум можно «засечь», только промахивая через зону резкости из одной нерезкости в другую. Это как взвешивание на весах, когда вы наблюдаете за мечущейся взад-вперед стрелкой. Размах подвижки мы синхрониизируем с наблюдаемым изменением и движением. Допустим, в кадре бегун, преодолевающий полосу препятствий. Мы вживаемся в темп его бега и проводим фокусировочное кольцо через «резкость» в момент, когда он взлетает над барьером.

Еще одна сложность в неравномерности дистанционной шкалы.

Если вы отслеживаете приближающегося велосипедиста, то расстояние от «бесконечности» до, скажем, 20-метровой дистанции он преодолеет за много минут, а от 20 м до 10 м – за секунды. Очевидно, что от 10 до 5 м он проскочит в два раза быстрее, тогда как подвижка фокусировочного кольца согласно шкале потребует в 2 раза большего размаха. Значит, сдвигая фокусировочное кольцо в разные стороны симметричным движением, достигается неодинаковая расфокусировка. Чтобы добиться равноценного изменения резкости в сторону «макро», что и у «бесконечности», придется повернуть кольцо на угол с гораздо большей амрплитудой. Поэтому начинающие чаще ошибаются в сторону «дальше». Тут необходим практический навык. Точно такая же задача встает перед автоматической системой, и точно также склонен ошибаться автофокус (AF)

И еще обязан заметить, что подвижку фокусировочного кольца в разных фирмах избрали разнонаправленной. Переход от «макро» к «бесконечности», в родных объективах Nikon и Pentax осуществляется поворотом по часовой стрелке, у всех остальных фирмы (в том числе у фирм, выпускающих сменную оптику) – в обратную сторону.

Я тут поведал о самых острых проблемах, которые неизбежно встанут перед человеком, который заточен под старую «аналоговую» технологию. Еще раз подчеркну: если вы не послушаете меня и выберете более новую пленочную камеру, с автофокусировкой (AF), приготовьтесь к тому, что все старые проблемы умножатся на задержку срабатывания.

Первой ввела большой лаг фирма «Nikon», заявив, что так ‑ даже лучше, поскольку, дескать, тем самым уменьшится спусковая шевелнка (они пребывали в уверенности, будто камера вздрагивает под влиянием динамики зеркала, затвора, моргающей диафрагмы и пр. техногенных причин). Мы убедились в ложности этой декларации. Спусковая шевеленка возникает как продукт антропогенного воздействия (толчка пальцем в спусковую кнопку).

Что еще побуждает людей к предпочтению аналоговой техники? Иногда говорят о ее более высокой духовности. Это – вздор. Переходя от одной технологии к другой, мы лишь меняем носитель изображения. А духовность определяется нашим уровнем развития (или недоразвитости).

Как-то я фотографировал балет «Антоний и Клеопатра», переполненный

новой танцевальной лексикой (что и составляло для меня интерес). В одном из эпизодов «полного соития» главных героев невесомая красавица неслась вместе с возлюбленным, не касаясь земли. Это было запредельно выразительно. На мою беду эта сцена шла в темном красном освещении, так что я должен был снимать при полностью открытой диафрагме, а значит, возрастали требования к точности фокусировки. (Разговор о глубине резкости – впереди; пока запомните только, что она тем меньше, чем больше открыта диафрагма). Поскольку я находился на уровне планшета сцены, не могло быть и речи о предварительной наводке на резкость, даже если бы мы по договоренности с артистами поставили там марочки. Как бы я их там увидел, если весь планшет сцены для меня слился в одну горизонтальную линию? К тому же в ходе танца артисты запросто могли пролететь мимо (творческую натуру трудно загнать в рамки). Поэтому мне не оставалось ничего другого, как фокусировать по ходу дела.

Как видите, я управился.

Хоккей отличается исключительной скоростью перемещения игроков.

Иногда атакующий проскальзывает все поле за полторы секунды. Держать

его в резкости приходится непрерывно. (Можно, конечно, тупо настроиться на ворота и ждать, когда туда закатится игра, но что это будет за репортаж?) В тот день я испытвал тяжелый, но сверхсветосильный телеобъектив «Canon 2,8/300». Игра стремительно перетекала из одной половины поля на другую. В двух отснятых пленках не обнаружено ни одного промаха. И почти нигде на снимках шайба не лежит на льду, а пребывает в полете.

На первой фотографии запечатлен момент, когда вратарь еще не успел схватить шайбу, уже влетевшую в его ловушку.

Конечно, цифровая камера, управляемая не столько человеком, сколько умным гномиком (засланным туда секретными службами), не обеспечила бы мне успеха. Современные репортеры, полагающиеся на этого гномика, на самом деле надеются на авось. Но поскольку авось перманентно подводит, а память цифровых камер огромна, они, в надежде, что, ну, хоть что-нибудь, ну, хоть как-то прокатит, снимают много.

Приведенные примеры не направлены к полной дискредитации цифровой техники, но показывают, что пока в ней замечательно далеко не все. Полагаю, что в ближайшее десятилетие этот дефект будет минимизирован до такой величины, что мы сможем запечатлевать нужную нам фазу движения. Значит, нужно к этому готовиться. Как?

Приглядывайтесь к тем фазам происходящего, из которых складывается рисунок движения (во всех ипостасях: от фигурного катания, до упражнений на брусьях). Большинство смотрит телевизор. Возьмите себе за правило не просто наблюдать то, что показывают, а отмечать наиболее выразительные фазы движений, скажем, прищелкивая при этом пальцами.

Можете, конечно, фотографировать с экрана, но приготовьтесь к тому, что изображение будет смазанным (даже если суммарный лаг будет ничтожными). Тут ничего не поделаешь, поскольку при частоте 25 кадров/секунду выдержка каждого отдельного кадра ‑ около 1/50, а чтобы движение казалось более-менее резким, его надо снимать на выдержке около 1/250. Однако это упражнение имеет смысл, так как учит вычленять самую выразительную фазу движения. И когда в руки вам попадет камера с собственным лагом 0,01 сек, вы сможете воспользоваться ее преимуществами на все 100%.

Ну а пока рекомендую взять на вооружение те преимущества, которые предоставляет цифровая фотоаппаратура. Кроме всего прочего, цифровая технология обеспечивает большую гибкость при финишной обработке изображения. В отличие от многих моих коллег я почти никогда не бываю доволен тем, что снял. И почти всегда стараюсь улучшить свои картинки. Прежде, когда снимки печатались через фотоувеличитель, много сил уходило на их доделку. Чтобы убрать лишнее или вставить недостающее приходилось прибегать к хитрым приемам маскирования и к ретуши. При этом каждый очередной отпечаток сильно отличался от предыдущего, идентичными они не получались. Благодаря компьютерной технологии легче приблизиться к тому, что кажется идеалом.

Пример.

Сергей Бабурин, став отцом, вдохновился идеей сделать фотокартину на тему о функциях воскресного папы. В качестве модели использовалась единственная дочь (хотя в замысле, как я догадываюсь, подразумевалась неутомимая пронырливость мальчишек). Получить что-то подобное старыми фотографическими способами – не то, чтобы совсем невозможно, однако до невозможности хлопотно.

Профессия фотографа опасна тем, что она приучает к вседозволенности. Фотограф привыкает входить туда, куда «Посторонним вход воспрещен»

Пояснения-примечания

Напоминаю, частота измеряется в герцах (Hz). В кино принята частота ‑ 24 кадра в секунду (то есть, кадры меняются с частотой ‑ 24 Hz), на телевидении, в том числе в вашихTV-приемниках, смена кадров происходит счастотой 25 Hz. (Для справки – в нашей сети переменного тока колебания напряжения совершаются с частотой 50 Hz.).

Мугапиксел – миллион пикселов. Пиксел – это английское слово, обозначающее одну из множества точечек, образующих картинку. Из этих пиксел складываются изображения на светочувствительной матрице. Ума не приложу, откуда к нам заползла эта францзская «пиксель»? Те, кто утверждают, будто русскому языку, якобы, чуждо твердое «л» в конце слова, ‑ лгут. «Стол», «стул», «ствол», «пол», «ангел», «нахал», «козел», «мосол» – чужеродные нам слова? Ладно, пусть. Но уж слова «расстрел» и «футбол» сделались для нас родными. (Масса слов у нас заканчивается твердыми согласными: гроб, озноб, слив, боров, флаг, гад, ёж, глаз, подонок, горшок, мешок, молоток, гром, ворон, поп, вор, самовар, приговор, позор, лес, обормот, перст, самолет, блеф, лох, колодец, смерч, шалаш, борщ.) А что делать с твердым глагольным окончанием «пришел», «упал», «проиграл», «облобызал», «достает» и т.д.? Я уж не говорю о падежных окончаниях: «На каждый роток не накинешь платок», «семь бед – один ответ»…

Светочувствительность современных фотопленок и матриц цифровых камер измеряется в единица ISO. Десятилетие назад матрицы и пленки, обеспечивающие приличное качество проработки деталей, принято было считать чувствительностью в 100 единиц ISO. Теперь, вследствие технического прогресса, эту роль взяли на себя материалы в 200 ед. ISO. Раньше в СССР светочувствительность мерили в наших самостийных единицах ГОСТа. В первом приближении и их можно считать почти равными единицам ISO.

«Зумы» или «зумобъективы», или «переменники» ‑ объективы с изменяемым «углом зрения». О них (и вообще про оптику) будем говорить на 5-й лекции.

«Шевеленкой» фотографы называют смазанность изображения под влиянием нестабильности камеры, смещающейся в руках во время экспонирования кадра, в отличие от размазанности какой-то детали из-за ее собственного движения. В последнем случае говорят «смаз».

u3a.ifmo.ru

Пленка vs «цифра»: что лучше? — Рамблер/новости

Фотограф, чьи работы появлялись на обложках и страницах почти всех ведущих глянцевых изданий, автор фото— и кинопроектов «Россия из окна поезда», «Хребет. От моря до моря» Антон Ланге уверен, что учиться фотографии нужно на пленке. Она сложнее, но позволяет фотографу в будущем лучше снимать цифровой камерой.

Специально для участников фотоконкурса «Это Кавказ» и «DV.land» Антон Ланге рассказал, в чем преимущества пленочного фото и в чем оно серьезно уступает цифровому.

Пленка не прощает ошибок

— Пленка беспощадна к фотографу, а «цифра» стремится ему помочь, априори принимая за дурака. Цифровая камера может сама высветлить кадр, а если фотограф пытается сделать что-то нетрадиционное с точки зрения «цифры», она его все время пытается поправить. Профессионалы с этим справляются легко, но для любителей это проблема.

Пленка материал жесткий и беспощадный — ошибка в замере экспозиции даже на полступени приводит к совершенно иному результату. Опытные фотографы все эти вещи знают и часто используют как выразительные средства. Есть такие приемы, например недоэкспонированная и переэкспонированная пленка. Но для того, чтобы их использовать, надо знать характер пленки и то, как она реагирует на разные режимы.

Мне кажется, цифровая фотография пытается многое взять на себя и тем самым освободить мышление фотографа, хотя у профессионала это умение манипулировать камерой находится на уровне бессознательной компетенции. Это как дирижер — он когда дирижирует, о нотах не думает.

Тщательная работа с сюжетом

— Самое главное при работе с видоискателем и работе с кадром — композиция. Тут никаких отличий у пленки и «цифры» нет — законы построения кадра абсолютно одинаковы. Другое дело, что при работе с пленкой ничего потом нельзя поправить, так что надо быть уверенным, что вы достаточно хорошо проработали сюжет съемки.

Если у вас какой-то серьезный сюжет, есть смысл потратить на него несколько пленок. Ни один профессионал не верит в единственный удачный кадр. Мы все знаем, что удачи бывают раз или два в год, когда вы нажали на кнопку и получили то, что нужно.

Удача — это миф. Когда мы смотрим на снимки великих фотографов, мы видим только конечный результат и не знаем, что за ним стоит. Мы не видим все негативы, все пленки, листы контактов, не знаем, был этот кадр единственным или фотограф выбрал его их сотни похожих.

У всех разная манера снимать. Кто-то снимает быстро и мало, но этому предшествует невероятно тщательная подготовка, кто-то снимает с большой подготовкой и много. Я, например, снимаю довольно долго и много: мне интересно разрабатывать сюжет с разных ракурсов, менять крупность плана. Хельмут Ньютон говорил, что снимает мало и быстро. Это не всегда было правдой. Энни Лейбовиц тоже говорит, что снимает мало и быстро, что неправда почти всегда.

Пленка — это 12-зарядный пистолет

— Работа с пленочными камерами происходит медленнее, чем с цифровыми. Много времени уходит на перезарядку пленки, за это время вы можете упустить кадр. У меня есть привычка, довольно странная: когда я перезаряжаю пленку, я не смотрю на то, что снимаю, чтобы не видеть того, что упускаю.

Совершенно разные скорости у каждого из форматов пленки. В стандартном формате у вас может быть 12, 24 или 36 кадров, в среднем — 12 или 18. Это как 12-зарядный пистолет. Вы знаете, что у вас есть 12 патронов и надо просчитать свою тактику и стратегию ведения боя так, чтобы у вас было время перезарядить оружие — и чтобы во время перезарядки вас не грохнули.

Еще сложнее работать с широким форматом — это листовые пленки и большие камеры с мехами, куда ставятся кассеты с двумя листами пленки размером почти с лист А4. Тут у вас всего два кадра. Вы экспонируете один, переворачиваете кассету — делаете второй снимок. И потом надо менять кассету.

У «цифры» нет подобных ограничений. У нее вообще нет ограничений в скорости, особенно если вы сразу все скачиваете на компьютер. Это приводит к скорострельности — фотограф утрачивает ощущение темпа, ритма и времени. Вы будете смотреть на вещи совершенно по-разному, когда у вас есть лимит в 36 или 12 кадров и когда вы его не чувствуете вовсе.

Фотография — это магия

— «Цифра» отказывает искусству в некоей магии, потому что пленка, негатив и слайд несут в себе бездонную глубину информации. Она и создает ощущение объема, нового смысла, является какой-то дополнительной ценностью пленочной фотографии.

Я не спорю: современные камеры очень качественные, но дело не только в качестве. Большая часть снимков на выставках в общем-то плоские. Кажется, что глубина изображения не больше толщины бумаги. А если вы возьмете ручной черно-белый отпечаток любого великого фотографа, того же Анселя Адамса, вы будете всматриваться в него, как в гравюру. Это изображение будет утягивать вас в себя. Оно будет отличаться богатством деталей, полутонов, оттенков серого, тонких переходов, объема. Сродни художественным произведениям.

Любителю кажется, что максимальное разрешение и резкость — и есть залог успеха, а профессионал старается придать снимку нечто большее, чем техническое совершенство. Часто несовершенства изображения оказываются более ценными, чем цифровой лоск и глянец.

Мне важно тактильное взаимодействие с изображением. Держать в руках пленку, отпечаток, лист контактов. Я не могу воспринимать фотографии с экрана монитора, только через лупу рассматриваю негативы. Запах тоже важен. Пленка имеет запах, отпечатанная вручную фотография пахнет химикатами, целлулоидом и много еще чем. Это как запах книги, я знаю много людей, которые проводят носом вдоль корешка перед прочтением. Я тоже так делаю.

Если я доживу до того момента, когда не станет ни пленки, ни пленочной фотографии, мне придется менять профессию и заниматься чем-то другим. Наверное, буду разводить виноград и делать вино.

Тайна проявки

— Поскольку вы не сразу видите результат, у вас есть тайный «темный период» до проявки. Исправить что-то и переснять уже невозможно. В долгом путешествии или в экспедиции этот темный период может затянуться на месяцы.

Я категорически не хочу моментально видеть то, что я снял. Для меня это важнейший момент — интрига. Ни один фотограф никогда не знает, что у него получилось на пленке. Это всегда сюрприз.

Те, кто снимает на пленку, сталкивается с проблемой — сервис проявки трудно найти даже в крупных городах. Пленки надо отсылать в Москву или Санкт-Петербург.

Но если захотеть, то достать можно все. Если мы в советское время ухитрялись доставать пленку «Кодак», то в наше время можно найти и гидрохинон, и остальные составляющие для проявки. Однако проявлять цветную пленку дома очень сложно. Фотографы моего поколения, все как один, прошли через это, но сейчас проявку делают только люди совсем увлеченные. В хороших школах фотографии по всему миру учат всему: и темной комнате, и проявке, и ручной печати. Раньше, когда были популярны фотоматериалы «Кадахром», их использовал National Geographic 70-х и 80-х годов. «Афганская девочка» Стива Маккарри 1985-го была снята на «Кодахром». Так вот, эту пленку нельзя было проявить в обычной лаборатории — надо было отсылать на фабрику «Кодака» для фабричной обработки. Тогда это было нормой. Все мы очень скорбели о «Кодахроме», который перестали выпускать в 2009 году. Такой красоты, которую передавала та пленка, пока никто не достиг.

Пленочное фото — для богатых и увлеченных

— Конечно, пленки невероятно поднялись в цене. Добыть расходники для того же настоящего «Полароида» невозможно даже в Москве. Обычным людям, которые снимают семью в отпуске, я бы не рекомендовал снимать на пленку — очень дорого.

Сейчас мы видим крутой процесс развития цифровой фотографии, а параллельно развитие пленочной фотографии, она переходит в разряд файн-арта, доступного только профессионалам. Интерес к такой фотографии в мире очень высок среди галерей, ценителей искусства, цены на нее растут.

Рынок сверхдорогих пленочных камер, которые до сих пор выпускаются в большом количестве, поддерживается именно за счет продвинутых и богатых любителей. Сейчас модно отправиться на мыс Горн под парусами или на сафари и снимать на пленку. Парадокс, но профессионалы старой закалки предпочитают старую технику. Я, например, снимаю металлоломом, он со мной уже лет тридцать.

Если тянет к пленке и есть возможность, то нужно этим заниматься. Если вы хотите обучаться фотографии, то начинать надо с пленки. Фотограф, который не владеет пленкой, — это такой фотограф-инвалид.

Отбирайте лучшие фотографии

— Всегда нужно делать отбор снимков. Главная ошибка всех снимающих на «цифру» в том, что они просто сгружают все отснятые материалы в компьютер и помечают папку «Море. 2017» — и там лежит 15 тысяч фотографий мертвым грузом. Это же скучно, когда вы приходите в гости, а вам предлагают посмотреть все эти 15 тысяч фото, большая часть из которых одинаковая. На самом деле съемка завершена тогда, когда автор сделал отбор снимков, выбрал лучшее 10 или 100, а остальное переложил в папочку «Архив».

Тот же самый процесс происходит и с пленкой. И отбор снимков тут очень повышает стоимость фотографий. Вы снимаете десяток дорогих пленок, потом за дорого их обрабатываете, а печатаете всего два кадра. Себестоимость такого снимка будет заоблачной.

Мне не нравится возможность что-либо стереть. Нельзя удалять даже плохие снимки. Все, что я снял за всю жизнь и даже плохие кадры, брак, лежат в моем архиве. Стирать неудачные фотографии — это все равно, что стирать дурные воспоминания. Прошу цифровых фотографов не стирать плохие снимки. Отложите, потом спустя время вы посмотрите на этот снимок и поймете, почему вы сняли плохо — из этого формируется школа и умение.

news.rambler.ru


Sititreid | Все права защищены © 2018 | Карта сайта